Название и фото комнатных растений

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Каталог комнатных растений и цветов для дома, энциклопедия


комнатных растений фото название и

2017-10-23 22:27 В каталоге Комнатные растения и цветы вы найдёте название, описание, фото, картинки Ципрофортунелла, Лунарио, Юбилейный, Павловский, Мейера, китайский и другие виды и сорта




Многие девушки вышли замуж, чтобы не проводить вечера в одиночестве. И по той же причине развелись.


Вожделение соблазняет фантазиями грядущих наслаждений.


Bugatti Veyron 2017 2018 фото цена в рублях Super Sport

Bugatti Veyron 2017 2018 фото цена в рублях Super Sport

Бугатти вейрон 2017 2018 года машина, поражающая воображение всеми своими аспектами Bugatti Автомобили России и иномарки, фото новых авто и новости тюнинга, отзывы об автомобилях и

Краткая биография Андрея Платонова

Краткая биография Андрея Платонова

Твардовский Александр биография, факты из жизни, фотографии, справочная информация Вы можете просмотреть слайды на сайте all biographyru или скачать презентацию на тему Платонов

Карта Гдовского района Подробная карта Гдовского района

Карта Гдовского района Подробная карта Гдовского района

Карта Гдовского района Подробная карта Гдовского района Псковской области

печень по строгановски, рецепт приготовления

печень по строгановски, рецепт приготовления

Это рецепт жаркого в горшочках из мяса, картошки, с добавлением шампиньонов, сладкого Проверенный рецепт приготовления вкусной печени с подливкой по строгановски, шаг за шагом





Я НАБЬЮ ВАМ ЛИЦО Потрясая ножом и наганом, Угрожая мне воплем"Убью!", Вы обшарили все мне карманы И забрали получку мою, Вы часы мне сорвали с запястья, Больно сдернули с пальца кольцо - Вас, виновника злого несчастья, Я, простите, ударю в лицо ! Вы пальто с меня грубо сорвали, Что я шил целый год в ателье, Всю одежду с меня поснимали И оставили в нижнем белье. Это, собственно, акт произвола - Отобрать всю одежду мою И оставить на улице голым! Я лицо Вам за это набью! Вы жестоко трясли меня за нос, Не давая поправить очки, И стенал я, обдой терзаясь, В осознании, cколь Вы низки. Потерявший очки, ослепленный И нагой я пред Вами стою... Вот за это уж я непременно Вам лицо, извините, набью! Вы меня повернули спиною И, коленом ударив под зад, Сбили с ног - и лежал я, не скрою, Вашим туфлем к панели прижат. О, дано ли Вам знать - Вы не спину, Вы же честь растоптали мою! Оскорбленный, ни в чем не повинный, Я лицо Вам за это набью! Вы и даму мою оскорбили, Непристойною бранью покрыв, И на клумбу ее поташили Утолять Ваш животный порыв. Я решительно Вам заявляю: Это низость, в конце-то концов! Я такого терпеть не желаю И уж точно набью Вам лицо! Вы возмездия не испугались, Не проснулась в Вас совесть -увы; Вы над дамой моей надругались На газоне средь жухлой листвы. Протестую! Не дам! Уходите! Вы не смеете так поступать! Я лицо Вам набью - погодите, Дайте только очки разыскать! Вы исторгли, штаны оправляя, Непристойную, пошлую брань, Обозвав меня термином "фраер" И словечком, похожим на "дрянь." Вы назвали меня педеpастом, И добавили злобно пpи том (Что логическим было контрастом) Что я pваный, пpостите, кондом. Мой последний протест оборвали Вы словами: ты, бля, помолчи. Очень долго меня поливали Уходя, Вы струею мочи. Знайте (вслед Вам кричу) - только случай Вам помог от расплаты бежать! Вот очки разыщу - так уж лучше Вам меня стороной объезжать!



У капитана Морошкина был друг, подполковник с Военно-исторической кафедры по фамилии Калибров. Подполковник очень любил возиться в тактических ящиках с песком, где с помощью капитана декорировал сражения из нашего героического прошлого, а по ночам их переигрывал. Иногда они играли с Морошкиным друг против друга и капитан все время проигрывал. Зла за это на приятеля он не держал, но неприятный осадок оставался постоянно. Подполковник Калибров кстати, весьма не любил Кутузова. Он считал, что Бородинское сражение можно было выиграть и ни в коем случае, нельзя было оставлять Москву. И хотя как истинный представитель Советской Исторической Науки он свято верил в то, что история не может иметь сослагательных наклонений, Бородинскую битву подполковник переигрывал неоднократно, причем в чине фельдмаршала, ну и Наполеону там естественно каждый раз доставалась. У Капитана тоже был свой исторический бзик. Он очень двойственно относился к Южанам времен Гражданской войны в США. То есть с одной стороны Конфедераты, это рабовладельцы и враги прогрессивного человечества, ну а с другой стороны они защищали свою землю, свои дома и вообще воевали против США - ныне потенциального противника, значит солдаты генерала Ли почти союзники. А уж после того, как в результате экскурсии в подвал-музей делегации африканских борцов за свободу, с ряда стендов пропало несколько фигурок, для Морошкина все стало ясно окончательно. По этому поводу капитан потихоньку стал готовить для миниатюры посвященной Геттисбергскому сражению, армию генерала Ли и естественно армию генерала Джорджа Мида тоже. А подполковник Калибров, снизойдя к просьбе старого приятеля, подкрепленной литром "ягодки" и банкой "копеечных" опят, назначил на вечер последней субботы месяца их персональную Битву при Геттисберге. Помогать капитану, естественно взялись мы с Акимом. Во первых нам было забавно и интересно, а ввиду того, что по ряду причин мы жили в общежитии Академии и не имели выхода в город, свободного времени у нас было предостаточно. Ну и во вторых мы искали любую возможность поддеть педанта подполковника, достававшего нас на занятиях своим догматизмом. Подполковник Калибров кстати, был вдобавок официальным куратором подвала-музея, по военно-исторической части. Итак мы с головой погрузились в процесс. Готовя перенос плашек с подразделениями конфедератов и их визави в тактический ящик, мы бурно обсуждали нюансы решающей битвы Севера и Юга, и Аким бросив взгляд на стенд с боем бывших махновских тачанок с белой конницей, сказал с сожалением в голосе: - Вот бы под Семетри Ридж сотню тачанок, и кранты тогда генералу Ханту. - Капитан Морошкин вскинулся было, но как то сразу привял обратно: - Так пулеметов еще не было, - уныло сказал он и тут в разговор вступил я: - Во первых картечница Гатлинга была запатентована в ноябре 1862, во вторых бельгийский фабрикант Монтиньи создал митральезу(пулемёт "Максим") в 1851 году, так что при инициативном человеке и должном финансировании, сделать сотню другую митральез к июлю 1863 года вполне реально. - А на что их устанавливать? - С надеждой спросил капитан Морошкин и получил вальяжный ответ от Акима: - Так товарищ капитан, была такая веселая тележка под легкомысленным названием "вагонет", подрессоренная, восьмиместная и уж на Юге ее прообразы наверняка применялись, ставим туда митральезу и зольдатен фойер! Две колонны по сто тачанок, это 200 стволов по 13 мм, они дадут 200 выстрелов в минуту, то есть сорок тысяч пулек по проклятым аболиционистам каждые шестьдесят секунд. - Так у Ханта там на хребте двести орудий, они раздолбают повозки из далека, - борясь с надеждой, произнес Морошкин, но тут снова вступил я: - А кто сказал, что к позициям противника надо подойти спереди?, - и насладившись восхищенными взглядами коллег, добавил: - И вспомните, товарищи офицеры, как Махно взял Екатеринослав. Сотни телег с капустой приехавшие на рынок, оказались тачанками. Так кто нам мешает накрыть "вагонеты" парусиной и притвориться обозными фургонами? А что бы было еще незаметнее, рядом с ездовыми посадим кафров. Ведь были среди черных рабов сторонники Юга?! Немая сцена, как в Ревизоре, моментально сменилась бурным обсуждением будущей операции. Задачи было две: техническая и оперативная. Техническая касалась изготовления вагонетов-тачанок и производство моделей митральез-максимов, ну, а оперативная составляющая часть плана, имеющая ввиду реальное применение тачанок в сражении и в первую очередь приближение к тылам генералов Ханта и Ховарда, была уже в основном решена благодаря моему стратегическому гению. Пришлось конечно поломать голову над тем, как внедрить в войска подполковника (он командовал Северянами) левые обозы конфедератов, но решение нашлось простое и гениальное. Ну а с техникой все сложилось более менее. У капитана были завалы заготовок для гужевого транспорта, а митральезы сделали из заготовок для пулеметов. На маскировочную парусину для фургонов, капитан не пожалел новую казенную простыню и в расчетное время айне и цвайне колонне имени Гера Гатлинга, были готовы к бою. И вот наступил канун 1 июля 1863 года, вернее последней субботы этого месяца. Поле битвы было готово. Аким ассистировал капитану, а я (в качестве засланного казачка) товарищу подполковнику. Я согласно указаниям командующего, переставлял группы фигурок и ненавязчиво подтягивал две колонны обозных фургонов соответственно к Семетри Ридж и тылам Ховарда. И вот когда конфедераты генерала Пикетта пошли в свою смертельную атаку и подполковник Калибров уже готовился отдать приказ своей артиллерии смести мятежников, как капитан скомандовал срывающимся голосом: - Митральезы вперед!!! Аким гордо перешел на мою сторону стола, отодвинул меня в сторону величавым жестом и стал быстро снимать белые верха у фургонов. В тылу Северян хищно ощетинились десятки смертоносных стволов и артиллерия Ханта и подразделения Ховарда, были выведены из строя. Войска Южан перешли в атаку по всему фронту и генерал Ли победил. На подполковника Калиброва было жалко смотреть. Уже час он метался кругом ящика с песком, ставшего полем его позора, но любые его атаки разбивались о железные аргументы противников. В конце концов, подполковник должен был согласиться, что и технически и оперативно, присутствие на поле боя данных подразделений, в данное время и с данным вооружением исторически и технологически возможно. Забыл сказать, что по нашему настоянию, капитан предложил подполковнику сыграть этот бой на ящик коньяка. Мы обещали при этом, что если капитан проиграет, то оный ящик поставим мы. В общем наши победили ихних...